Документы для открытия острова питание Тихомирова Н.В.

Основы общественного строя и политики Белорусской ССР 60. Законодательство 63. Коммунистическая партия Белоруссии 177.

Он был центром внимания как со стороны судей, так и со стороны всех присутствовавших. Его объяснения, спокойствие, с которым он говорил и держал себя от начала до конца, необыкновенная выдержка в каждом слове, жесте, в каждом обращении к суду,—все действовало импонирующим образом. Защитники были под полным обаянием его личности, и, по рассказам, Спасович, перед которым на протяжении 13 лет проходили все крупные деятели больших процессов, говорил, что никто не производил на него такого сильного впечатления, как Михайлов. Письмо защитника Михайлова—Е. Кедрина—к отцу Александра Дмитриевича, помещенное в книге о нем, свидетельствует о столь же высокой оценке его... Суд приговорил десять человек, в том числе и Михайлова, к смертной казни. Виктор Гюго во французской газете с ужасом говорил о 10 новых виселицах...

ЛИЧНЫЕ ФОНДЫ

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Кащенко Сергей Григорьевич исторический факультет СПбГУ доктор исторических наук Островский Александр Борисович Российский этнографический музей, г. Санкт-Петербург доктор исторических наук Успенская Елена Николаевна Музей антропологии и этнографии им. Миклухо-Маклая РАН г. Москва Защита состоится 21 октября 2011г. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института восточных рукописей РАН.

Ученый секретарь Диссертационного совета, доктор исторических наук, доцент Французов С. Общая характеристика работы Настоящая работа посвящена комплексному анализу источников по истории открытия и исследования Сибири и Дальнего Востока, относящихся к ХУП-началу XX в. Предмет ее исследования - ономастический материал: географические названия, названия народов и территориальных групп, отдельные личные имена, отраженные в документальных источниках.

Цель исследования — совершенствование методов изучения письменных источников и извлечение из них новой исторической и этнографической информации, приводящейся в соответствие с современными представлениями об истории и этнографии Сибири и Дальнего Востока.

Задачи работы — разработка системного междисциплинарного подхода к анализу данных письменных источников с учетом концепций, выработанных в границах частных научных дисциплин, совершенствование методики анализа ономастического материала письменных источников, в том числе с учетом специфики источников, составленных и написанных на русском языке конца ХУ1-ХУШ вв.

Актуальность темы диссертации связана с необходимостью междисциплинарного исследования письменных и печатных источников по истории и этнографии Сибири и Дальнего Востока России, в том числе в рамках интердисциплинарной историографии, предметом которой должна стать разница в концепциях, идеях и подходах между разными дисциплинами — историей, этнографией, географией и языкознанием.

Реализованный в работе подход к источникам открывает новые возможности получения дополнительных данных для истории, исторической географии, этнографии, издания исторических источников и памятников истории науки.

Новизна работы заключается в изменении подхода к ономастическому материалу как к междисциплинарному источнику: расширении представлений о языковой основе имен собственных на основе историко-этнографических и археологических данных, в характеристике имен собственных и всех иноязычных элементов русскоязычных источников с учетом разных форм билингвизма и практики межэтнического общения на изучаемых и описываемых территориях.

Конкретными результатами работы являются уточнение языковой принадлежности и установление этимологий около 100 топонимов и около 70 этнонимов, представленных на территории Восточной Сибири и Дальнего Востока. Теоретическая значимость диссертации заключается в разработке стратифицирующего подхода к ономастическому пространству региона, которое аккумулирует разноязычные имена собственные, проявляющиеся в этом пространстве в разные исторические периоды, накапливает и сохраняет историко-этнографическую информацию об аборигенных этносах и характере контактов первооткрывателей и исследователей с представителями этих этносов.

Представляемый в работе подход к ономастике открывает новые возможности для интегрирования и взаимной верификации исторических и этнографических концепций и положений, сформулированных в недрах разных частных дисциплин от археологии до языкознания.

В индуктивном плане данный подход позволяет получать новые результаты при работе с конкретным материалом по любым иным регионам, при работе с документальными источниками на других языках, в дедуктивном плане он предоставляет возможности для совершенствования методики источниковедческих исследований.

Практическая ценность диссертации состоит в том, что ее результаты могут быть использованы в написании работ по истории Сибири и Дальнего Востока, по этнографии коренного населения этих регионов, по истории географических открытий на Дальнем Востоке и Северо-Востоке Азии, при подготовке новых изданий документов по истории открытия и освоения Сибири и Дальнего Востока, осуществлении новых изданий сочинений русских путешественников ХУШ-начала XX в.

Личный вклад автора в разрабатываемую проблематику: 1 полевая работа по изучению языков народов Восточной Сибири и Дальнего Востока — экспедиции в Магаданскую область 1980-1982, 1984, 1987-1991 г.

Спиридоновым, идентификация и новая публикация материала саамско-английского словаря, составленного в 1556 г. Барроу в литературе этот словарь более 70 лет считался словарем ненецкого языка , новый перевод и новое издание ряда текстов на языках народов Сибири, записанных в ХУШ-Х1Х вв; 4 Рассмотрение новых публикаций историко-этнографических источников, осуществленных в 1990-е-2000-е гг. Гипотеза исследования — ономастикон и иноязычая часть лексикона текстовых исторических источников находятся в зависимости от языка, обслуживающего составление документов, и находятся в состоянии динамической, постоянно перестраивающейся систематизации в плане формы имен собственных топонимов, этнонимов, антропонимов и изменяющейся во времени связи имен собственных с обозначаемыми ими реалиями.

Данная динамика отражается в историографии проблем и связывается с различными частными концепциями. Наблюдаемые явления в своей совокупности формируют картину исторического и шире — гуманитарного знания о географической среде, истории ее освоения и изучения, об этническом составе и истории народов, описываемых в историко-этнографических и историко-географических сочинениях и документах, о составе и процессе формирования современной парадигмы исторических знаний.

Разнообразная культурная маркировка этнонимов, включая народные этимологии, является закономерным продуктом функционирования этнонимов; — В основе этнонимов, фиксирующихся в регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока, обычно лежит наименование этнической группы по территории расселения, по географическим объектам или их названиям, а также по характерным особенностям ведения хозяйства и образа жизни; — Лексические единицы, восходящие к языкам народов, описываемых в документальных источниках, подвержены процессам адаптации их к ресурсам того языка, на котором составляются документы.

При этом отмечается отождествление разных географических объектов, имеющих одинаковые или похожие названия, сводящее их к указаниям на один объект, и отождествление разных или сходно звучащих этнонимов, подводящее их под название одного и того же этноса или этнической группы.

Иноязычные имена собственные также подвергаются модификации в силу ассоциации их с именами нарицательными языка, на котором составляются документы; — Средством верификации языковой принадлежности топонимов является соотнесение территорий, на которых они фиксируются, с ареалами этносов, к языкам которых они возводятся, или к ареалам археологических культур, принадлежащих более ранним этносам. Топонимы, признаваемые легендарными, часто оказываются неидентифицированными реальными именами мест, сохраняющимися до наших дней, и действенным средством их локализации является изменение масштаба географических представлений и поисков географических объектов на местности от более общего к более конкретному — до микротопонимики; — Логика идентификации этнонимов предполагает увязывание территории бытования и фиксации этнонима с исторической территорией проживания этноса, и от макроэтнонима — этнического наименования к микроэтнониму — названии территориальной группы, рода или патронимии.

Наименования этносов, признаваемых исчезнувшими, чаще всего являются микроэтнонимами, имеющими меньшую продолжительность бытования, нежели макроэтнонимы; — Основными препятствиями для извлечения исторической и этнографической информации из иноязычного ономастического материала письменных источников является ошибочное или недостоверное определение языковой принадлежности единичных онимов или комплекса онимов из конкретного источника, смешение топонимов с именами нарицательными, личных имен — с социальными терминами.

Серьезным недостатком существующих методов топонимических исследований является минимизирование объема географических апеллятивов, обедняющее языковые ресурсы для историко-этимологических исследований топонимов, препятствующее надежному определению языковой принадлежности топонимов; — Уточнение языковой принадлежности этнонимов и какой-либо прогресс в их этимологическом анализе увеличивает объемы исторической информации и способствует приобретению новых исторических, географических и этнографических знаний.

Источники работы. История и историография вопроса. В XIX в. Топонимика и история открытий и исследований в Сибири и на Дальнем Востоке нашли свое отражение в ряде региональных энциклопедий и специальных словарях, в наши дни появляются справочные издания по этнонимии. Структура работы. Диссертация состоит из Введения, восьми глав, Заключения и Библиографии. Библиография к диссертации включает более 680 названий, из них 14 на иностранных языках. Апробация работы.

По теме диссертации опубликовано более 90 специальных работ. Содержание работы Глава 1. Теоретические и методологические проблемы исследования имен собственных в историко-этиографических исследованиях. Специфика письменных источников с иноязычным и многоязычным фоном. Документы, относящиеся к истории открытия, освоения и исследования Сибири и Дальнего Востока демонстрируют нам объемный спектр частных особенностей, которые могут по-разному проявляться в границах частных научных дисциплин.

Примеры — река Тастах превратилась в Толстак, озеро Хубсугул — в Косогор, топоним Камчатка стал ассоциироваться с названием ткани и прозвищем казака, которому и приписывается первооткрывательский приоритет.

Многие названия адаптировались к нормам грамматики русского языка и получили русские по происхождению суффиксы: Индигир — Индигирка, Ковым — Ковыма, Колыма. Характерные трудности исследования имен собственных в письменных источниках: 1 Неразличение онимов и апеллятивной лексики, прежде всего восприятие географических апеллятивов и соционимов — в качестве топонимов и антропонимов соответственно; 2 Неполное понимание лексических единиц языка информанта составителем документа; 3 Неполное понимание слов русского языка информантом в вопросах; 4 Понимание лексических единиц языка информанта через призму какого-то другого языка и образование ложных ассоциаций; 5 Искусственное выстраивание связного текста на основе расспросов информанта при посредстве переводчика-толмача с использованием нескольких языков; 6 Невозможность учета многозначности слов языка информанта в переводимом устном рассказе, отражающаяся на смысле текста.

Лингвистическая составляющая вспомогательных исторических дисциплин в наши дни едва ли может быть ограничена ономастикой. Теория и методика разработки вспомогательных исторических дисциплин для каждого хронологического периода и для каждой историко-культурной области показывает, что систематика и приоритеты таких дисциплин в разных регионах имеют свою специфику. Не составляют исключения из общего правила и регионы Сибири и Дальнего Востока.

Онимы и псевдоонимы или квазионимы в документальных исторических источниках: проблемы интерпретации ономастического материала в историко-этнографических исследованиях и основные причины и следствия неточностей в интерпретации онимов.

Из опыта изучения ономастического материала в письменных источниках с разноязычным ономастическим фоном известны случаи неразграничения иноязычных имен собственных и имен нарицательных, а равно случаи смешения разных разрядов имен собственных.

Эти типичные ошибки или примеры спорных интерпретаций сводимы в три группы: 1 Топонимом, то есть названием географического объекта, признается любое именование, которое располагается в тексте источника при понятном русском географическом топографическом апеллятиве: река, гора, мыс, и т.

Изучение истории ономастического пространства региона невозможно без анализа собственно этнографической информации, содержащейся в исторических источниках, так как эта информация сведения о традиционных занятиях, хозяйстве, одежде, жилище, обычаях, верованиях и т. Методы идентификации языка ономастического пространства и конкретизации языковой принадлежности имен собственных. Наиболее простым и наиболее доступным источником гипотез о языковой основе ономастического пространства, прежде всего топонимики, являются прямые указания на этническую принадлежность обитателей.

При отсутствии прямых указаний топонимы могут связываться с субстратом, адстратом или интерстратом — языком мигрантного населения. Состав ономастикона: Топонимы, этнонимы, антропонимы. Методы работы с ономастическим материалом: Топонимы. Механизм исследования топонимического материала и отдельных топонимов включает следующие процедуры: 1 Отграничение собственно топонимов от географических апеллятивов и идентификация апеллятивов; 2 Определение языковой принадлежности топонима; 3 Локализация топонима на местности и на современной карте; 4 Установление надежной этимологии топонима.

Лингвистический и источниковедческий анализ топонимов предполагает такой компонент оценки материала, как роль формы первых фиксаций топонимов, учет языковой ситуации при первых фиксациях, изучение процессов адаптации иноязычных топонимов.

Более ранние фиксации формы топонимов не обязательно самая первая фиксация лучше отражают звучание топонима в языке-источнике, и соответственно более наглядно раскрывают значение топонима для его этимологического исследования. Позднейшие формы топонимов носят на себе черты фонетической адаптации местных названий русским языком, они показывают нам встраивание топонима в морфологическую систему русского языка и формируют вокруг топонима определенный новый смысловой и культурный ореол, который так или иначе проявляется в исследованиях.

Критерии достоверности этимологических объяснений топонимов и методы топонимических исследований. Этот же прием является наиболее эффективным при оценке конкурирующих этимологий топонима — этимология, связывающая топоним с апеллятивом или характеристикой объекта, всегда предпочтительнее, чем любая другая этимология.

Применение формантного анализа в топонимии. Его достоинства и недостатки. Формантный анализ, то есть выявление языковых элементов, характерных для того или иного класса географических названий названий рек, озер, гор и т. Положительной стороной его является собирание местных географических апеллятивов, отрицательной — минимизирование числа апеллятивов как следствие неполноты знакомства с материалом, и излишне устойчивая привязка топонимических идей к гипотезе о языковой основе субстратной топонимии, возможность ошибочного выделения формантов, неполнота инвентаря формантов, стирание формантов при заимствовании топонимов и опосредованных фиксациях, сдвиги в географической отнесенности названий и т.

Топонимикон исторических источников и современная топонимика. В наиболее простых ситуациях по существу достаточным является факт совпадения или сходства наименования объекта и указания его локализации с именем объекта и локализацией его на современной карте. Сложнее обстоит дело со случаями невыявленного смешения топонимов и апеллятивов, или неотмеченного факта наличия в регионе сходных или тождественных топонимов, а также ошибочной идентификации топонимических формантов.

Методы работы с ономастическим материалом: Этнонимы. В этимологическом изучении этнонимии до сих пор не выработано надежных и эффективных методов. Исключительно значимой проблемой при анализе этнонимов является различение разных разрядов этнонимов, прежде всего — противопоставление автоэтнонимов, то есть самоназваний народов, и аллоэтнонимов — названий того или иного народа, бытующих у его соседей, отразившихся в историко-этнографических источниках, и т.

Последовательность процедур анализа этнонимов мы можем представить следующим образом: 1 Отождествление этнонима как именования этноса или субэтноса, то есть территориальной группы; 2 Определение статуса этнического наименования: представляет ли именование собственно этноним или макроэтноним название этнической единицы или же микроэтноним название территориальной группы ; 3 Определение субъекта именования: представляет ли исследуемое именование автоэтноним самоназвание народа или аллоэтноним название народа, бытующее у каких-то других народов ; 4 Установление хронологии и локализация первых фиксаций этнонима; 5 Соотношение лингвистических данных об этнониме с территориальной характеристикой и миграциями его носителей; 6 Изучение репертуара моделей образования этнонимов в контексте социальной дифференциации этноса; 7 Отыскание этимологии названия этноса или выбор предпочтительной этимологии из имеющихся и предложенных ранее этимологий.

Методы работы с ономастическим материалом: Антропонимы. Процедура характеристики антропонима, зафиксированного в историческом или этнографическом источнике распадается на следующие этапы: 1 Верификация определения статуса антропонима; 2 Определение языковой принадлежности антропонима; 3 Персонификация антропонима — процедура отождествления носителя имени с каким-либо лицом, упомянутым в документах; 4 Установление значения антропонима.

Лингвистические составляющие в историко-этнографических исследованиях и проблема лингвистического сопровождения междисциплинарных исследований.

Яркая особенность методики исследования, аргументации и практики изложения выводов в работах, где используется ономастический материал — это то, что данные разных исторических дисциплин истории, археологии, этнографии, антропологии и языкознания часто используются без учета тех дискуссий, споров и различий в гипотезах, которые существуют внутри самих этих дисциплин.

Вследствие этого в историко-этнографических штудиях для обоснования тех или иных положений часто повторяются какие-то давно устаревшие идеи и положения, причем они часто приводятся без ссылок как нечто аксиоматическое.

В исследованиях по этногенезу и этнической истории, где используются данные разных дисциплин, нередко наблюдается междисциплинарная диспропорция информации, то есть оперирования неравными и неравноценными объемами информации из смежных научных дисциплин.

Общие особенности конкуренции гипотез, теорий, концепций и точек зрения в интердисциплинарных исследованиях. В области знаний, где соприкасаются археология, история в ее разных направлениях история России, история отдельных регионов, история титульных этносов , этнография, антропология, география в ее нескольких разделах, неизбежным оказывается существование самых разных гипотез, выдвигаемых исследователями в рамках частных дисциплин, и теорий, находящих признание и действующих в качестве инструмента в частных науках.

Наиболее заметным в таких междисциплинарных конфликтах оказывается ахрония вневременной характер утверждений и постулатов в применении к истории науки или дисхрония несоответствие формирования какой-либо теории уровню современных знаний по причине того, что данная теория сформировалась в условиях иной, предшествующей научной парадигмы концепций в частных или смежных дисциплинах. Яркий пример такого явления — это так называемая прибайкальская теория этногенеза тунгусов, сформулированная А. Окладниковым и Г.

Василевич на рубеже 1940-Х-1950-х гг. В 1970-е гг. Деревянко и других новосибирских археологов школы А. Окладникова, в частности, после детального археологического изучения Приамурья стало ясно, что результаты работ археологов в этом регионе подтверждают ту теорию этногенеза тунгусов, которую сформулировал в 1930-е гг.

Казалось бы, из этого с очевидностью должно было явствовать, что прибайкальская теория этногенеза тунгусов и даже теория этногенеза эвенков должна была быть оставлена, однако открытия археологов остались без внимания у ряда этнографов, у фольклористов и языковедов. XVII в. По изданным историческим документам середины и 2-ой половины XVII в.

Из документов становится известным, что татарский язык в XVII в. Московская администрация располагала штатом переводчиков, владевших самыми разными языками, причем эту роль выполняли русские, осваивавшие языки соседних народов. Глава 2. Гидронимы Западной и Средней Сибири: опыты разрешения интердисциплинарных научных дискуссий. За более чем три с половиной века в процессе изучения этнографии, истории и географии Восточной Сибири многие географические названия и этнические наименования приобретали различные объяснения и истолкования в сферах частных наук.

Однако источниковедческий анализ документов, содержащих самые ранние фиксации географических названий и этнических наименований, позволяет получить данные, которые могут обещать принципиально новые результаты для истории этнических контактов, истории освоения региона, истории географических открытий.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как открыть кафе в России. Какие документы нужны для открытия ресторана?

Морские млекопитающие южных Курильских островов и их охрана тема На южных Курильских островах (Итуруп, Кунашир и Малая Курильская гряда) было Берг Л.С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга ( гг.). Бухтияров Ю.А. Питание тюленей в южной части Охотского моря // Вопросы​. Иноязычная ономастика русских документов XVII-XIX вв., относящихся к открытию острова в Восточной Арктике, или сюжет для обсуждения того, как на источники по истории русских географических открытий на Тихом океане во историко-географических разысканиях // Питания сучасно! ономастики.

Р-1517, 4 ед. Биография 1977 г. Статья П. Каменского об И. Абрамовиче "Через 36 лет" 1958 г. Фотографии И. Абрамовича индивидуально и в группе сотрудников 1922- 1976 гг. Р-1521, 4 ед. Почетная грамота Советского комитета защиты мира за активную деятельность по укреплению мира между народами 1960 г. Фотографии B. Р-1547, 22 ед. Глазунова, музыкального училища в г. Барнауле, дирижер Алтайской краевой филармонии, музыкальный просветитель; собиратель алтайского фольклора. С Анохина для хорового исполнения: "Молодежная полечка", "Яблоня Алтайская", "Березка", "Хозяева земли", инструментальные, сольные пьесы и др. Стихи, лекции о музыке.

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Кащенко Сергей Григорьевич исторический факультет СПбГУ доктор исторических наук Островский Александр Борисович Российский этнографический музей, г. Санкт-Петербург доктор исторических наук Успенская Елена Николаевна Музей антропологии и этнографии им.

Перечень публикаций работников ВоГУ в зарубежных периодических изданиях и сборниках научных конференций за период с 2012 по 2016 годы Перечень публикаций Подробности Обновлено: 05 декабря 2018 Перечень публикаций работников ВоГУ в зарубежных журналах, входящих в высокорейтинговые наукометрические базы данных Web of Science и Scopus за период с 2013 по 2018 годы Bogdanov, D. Makisha, N. Makisha, А. Shekhovtsov, S.

О частных актах в Древней Руси

Инженер со стажем Так кто же такой был Николай Михайлович Тихомиров? Какую роль сыграл он в становлении и развитии поселка Новониколаевский? Удивительно, но прожил он у нас всего четыре года, но сделал столько, что многим не под силу. Николай Михайлович приехал к нам в 1896 году, когда ему было 39 лет. К этому времени он закончил Петербургский институт инженеров путей сообщения и успел поработать 11 лет на строительстве железных дорог и мостов. За постройку участка Уфа — Златоуст Самаро-Уфимской железной дороги Тихомирову объявили благодарность и преподнесли альбом с фотографиями. Участвовал Николай Михайлович и в постройке мостов — через реку Ишим у Петропавловска и через Кыштымские пруды. В августе 1896 года его назначили начальником девятого участка службы ремонта путей Каргат — Кривощёково. Вместе с семьей инженер перебрался в небольшой еще тогда поселок Новониколаевский. Он был женат на крестьянской девушке Марии Ананьевне, моложе его на 15 лет.

Кто открыл Камчатку

О частных актах в Древней Руси В 1937 г. Валк приходит к печальным результатам. Из рассмотренных им документов 5 актов духовная и купчая Антония Римлянина, вкладная Варлаама Хутынского, духовная Лазаря, данная княгини Марины признаны С. Валком подложными. Подлинными частными актами XIII в. Для центральной России временем появления частного акта С. Валк считает еще более поздний период — вторую половину XIV в. В особенности важное значение как исторический источник имела для историка вкладная Варлаама Хутынского.

.

.

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как открыть ресторан или кафе ? Какие документы на помещение надо проверить
Похожие публикации